Показывает

Я не хотела делать кесарево.

Я не хотела делать кесарево.
Добавить в избранное

Автор: Александра Коваленко

Я не хотела делать кесарево. Нет, я не из тех, кто верит в предрассудки, что «кесарята» не обладают волей к жизни и победам, слабы духом и характером, и что там еще «бабки» выдумывают… Но я, зная себя 24 года, понимала, что для меня это будет незавершенный гештальт «родить». Маслеца в мои размышления «быть или не быть» подливали люди, которые, услышав о плановой операции, говорили «А, кесарево? Так это же достали и забыли…». Но как было на самом деле?


 Начнем с того, почему кесарево. На 32 неделе УЗИ показало тазовое предлежание и я, зная свою удачу, уже понимала, что к концу срока ничего не поменяется. На 37 неделе решение делать операцию было принято окончательно. Тазовое предлежание не является прямым медицинским показанием к кесарево. То есть, при прочих нормальных условиях, женщина должна рожать сама. При этом, риск нанести вред здоровью ребенка возрастает во много раз (в сравнении с естественными родами). Как минимум, не обойтись без гипоксии плода, т.к., проходя через родовые пути сначала попой, а потом головой, ребенок неизбежно пережимает пуповину своей же головой и перекрывает себе кислород. Я не буду вдаваться в подробности всех возможных последствий, но для себя я решила, что не хочу рисковать. Акушер меня поддержал и мы с мужем пошли на некие хитрости, чтобы получить таки разрешение делать операцию (оказалось, что в Украине нельзя прийти в роддом и попросить кесарево, даже в частном, нужны особые показания).

Дождавшись дня Х, за 1 минуту до входа в операционную выяснилось, что мужу со мной нельзя. Это полностью свело на нет всю мою моральную подготовку к операции, потому что мне никогда ничего не резали, я жутко боюсь уколов даже у стоматолога, а столик со скальпелями до сих пор преследует меня в кошмарах. Но спорить было уже некогда. До действия анестезии у меня тряслись руки, ноги, все что могло трястись. Наверное, я никогда еще так не нервничала.

Некоторые не знают и очень удивляются, что кесарево делают под местным наркозом. Да, ты полностью в сознании, но не чувствуешь боль ниже талии. Я не зря не написала «ничего не чувствуешь», потому что не чувствуешь ты именно боль, а то, что с тобой делают — чувствуешь. Я не знала об этом и когда отчетливо ощутила, что меня разрезают скальпелем, испугалась, подумала, анестезия подействовала не до конца. Оказалось, что все тактильные ощущения сохраняются! Ты хорошо понимаешь, что с тобой делают. Это очень неприятно. У меня начала кружится голова и появилась тошнота, но спасибо медсестре, которая отвлекала меня расспросами о том, о сём… Через минут 10 достали дочь. Первый крик, первые поцелуи и ее отнесли папе. Еще минут 30 меня зашивали.

Первые пару часов еще действуют сильные обезболивающие и ты ничего не чувствуешь, хотя танцевать румбу, конечно, желания не появляется. Когда анестезия начинает отпускать, появляется острая боль, жжение, очень тянет сам шов, но пока ты не двигаешься — все терпимо. Я даже отказывалась от дополнительных уколов обезболивающего. Хуже всего было, когда приходилось напрягать живот. То есть, не только переворачиваться или вставать, но даже говорить, смеяться, кашлять было очень больно. Чтобы перемещаться по палате, мне приходилось держать живот руками, т.к. лишняя кожа и еще не сократившаяся матка создавали дополнительную нагрузку на шов. Больше 10 минут стоять было очень тяжело, начинала кружится голова. Говорить получалось только в пол голоса, а однажды я подавилась водой и пока откашлялась, мне казалось, что шов разошелся ко всем чертям. Так продолжалось все дни, пока я была в роддоме. Попав домой, я стала восстанавливаться гораздо активнее. Но только физически.

После родов со мной все дни ночевала моя мама. Она выполняла все функции по уходу за Евой: одевала, пеленала, мыла, укладывала спать. Я, почти как в СССР, получала дочь только для кормления. Мне было страшно, что у меня закружится голова и я уроню ее или что-то типа того. Будучи дома, я уже делала все манипуляции сама. Все получалось, но было в этом что-то… Не то.

Когда меня спрашивали в первые недели «Ну что, как тебе быть мамой?», я отвечала «Как будто бы ничего не изменилось и дочь всегда была со мной». Тогда я смотрела на это так,  а сейчас понимаю, что я просто не осознавала, ЧТО произошло. Либо само кесарево, либо активная помощь мамы, либо все вместе сыграли со мной злую вещь: я очень радовалась беременности, очень ждала, когда дочь появится на свет, а потом поняла, что я будто бы ничего не чувствую. Вот я, вот муж, вот дочь, вот кот. «Ну и что дальше? Это все? Я мама?» крутилось в мыслях. У меня не было бабочек в животе, единороги не какали радугой над детской кроваткой. Более того, я ощущала, что попала в мир, к которому я совсем не готова. Мне было очень сложно, очень страшно и очень тяжело. А еще бОльшую нагрузку создавало то, что мне было стыдно. Я стыдилась того, что не могу похвастаться вот этой мгновенной и всепоглощающей любовью к дочери с первых минут ее рождения, о которой говорят некоторые мамы. Я не воспринимала ее как маленькую и беззащитную, мне не хотелось сюсюкаться. Я делала все, что нужно для ее комфорта, но не больше. Я пугалась ее истерик и злилась, когда не могла дать им логическое объяснение. Вся теория, которую я выучила до рождения дочери, почти не помогала. Я подходила к вопросу материнства очень прагматично, будто бы это очередной проект, который нужно успешно сдать. Будто бы это маленький ребенок, нуждающийся во внимании, но этот ребенок не мой.

Нет, конечно, я радовалась, когда ей было хорошо. Умилялась ею, снимала десятки фотографий и видео, гладила ее, когда она засыпала и пела ей песни.

Но я ощущала огромную дыру внутри. Мне не хочется называть это депрессией. Это слово приобрело в последнее время какое-то слишком надуманное значение. Но у меня совершенно точно была невыносимая хандра. Я очень много плакала, злилась на весь мир и не понимала, почему это происходит. Мысль о том, что я рожала не сама, грызла меня и каждый, кто говорил «А, кесарево?» вызывал желание двинуть в глаз.

Ну, а потом ОНО начало приходить. Я вдруг поняла, что дочь самая нежная и теплая. У нее самая потешная улыбка и большие красивые глаза. Она очень смешно пукает, зевает и вообще делает все очень смешно и мило. Я поняла, что иной раз беру ее на руки и не хочу отпускать. Я не просто хочу целовать ее, я, временами, готова откусить от нее кусочек, настолько переполняют эмоции! Внутри в этот момент такой выплеск гормонов, что ты ощущаешь тепло и невольно начинаешь улыбаться во весь рот. Я ощутила любовь. Нет, даже не любовь… Это такое всеобъемлющее чувство, которое невозможно описать. С каждой новой неделей оно становится все сильнее. Кажется, что сильнее некуда, но каждый раз эмоций все больше.
Сейчас все стало на места. Конечно, я не могу утверждать, что рожай я самостоятельно, все было бы как-то иначе и я бы не потеряла около месяца любви к своему ребенку. И, конечно, я не пытаюсь сказать, что кесарево делать не нужно. Но это не так легко, как кажется. Это не «достали и забыли». Женщина после кесарево может ощущать невероятный психологический стресс. Послеродовая депрессия и так очень популярное явление (хотя мало женщин в этом признаются), а кесарево в таком случае еще больше отягощает ситуацию.

Я хочу сказать, что нельзя недооценивать эту операцию и думать, что все так просто. Иной раз естественные роды проходят значительно проще и физически, и морально. Этот этап прохождения через родовые пути нужен, наверное, больше женщине, чем ребенку. Между 9 месяцами беременности и рождением маленького комочка необходим взрыв гормонов, которой происходит во время естественных родов, необходима четкая черта финиша и старта одновременно. Когда этого нет, когда ребенка «достали и забыли» сознание мамы какое-то время еще не может переварить эту информацию, до конца принять факт того, что теперь «ты Мама». Мне кажется, после кесарево женщины тем более нуждаются в моральной поддержке, чтобы адаптация и принятие новой роли произошли как можно быстрее.

Впрочем, это очень индивидуально и, конечно, зависит от множества факторов. Если у меня будет возможность выбора, второй раз я буду рожать сама.

 

Опубликовано
24 сентября 2016г.